Почему «Жигулями» стал именно Fiat? - AUDI-TOGLIATTI.RU

Почему «Жигулями» стал именно Fiat?

Почему «Жигулями» стал именно Fiat?

ВАЗ-2101 «Жигули» — это переработанный Fiat-124. Хотя вместо итальянского авто первенцем марки Lada имели шансы стать французский хэтчбек или английский седан!

АвтоВАЗ отмечает своё 50-летие: 20 июля 1966 года вышло Постановление правительства СССР, которое предписывало начать строительство нового автозавода мощностью 660 тысяч автомобилей. Площадкой для возведения будущего автогиганта стал город Тольятти, помимо которого рассматривались Ярославль, Белгород, Горький, а также украинские Бровары и белорусский Минск.

Но здесь важнее даже не место. Почему вообще правительство СССР вдруг решило построить полностью новый завод, который бы выпускал радикально новую модель автомобиля? В шестидесятых зарплаты трудящихся начали массово оседать под матрасами, и чтобы оживить экономику, власти задумались над выпуском дорогостоящего, но притом массового и качественного товара, способного привлечь граждан.

Этим товаром стал легковой автомобиль ВАЗ-2101, вдобавок выступивший локомотивом для застоявшейся советской промышленности. Это «копейка» заставила освоить выпуск современных антифриза, тормозной жидкости, масел и радиальных покрышек. Даже массовое производство высокооктанового бензина — заслуга «Жигулей»!

А могло ли быть иначе? Могло! Известно, что, помимо фиатовских седанов, испытания на Дмитровском полигоне также проходили семь других машин: Ford Taunus 12M, Morris 1100, Peugeot 204, Renault 16 и Skoda 1000 MB. Компанию заграничной технике составили советские «Москвич-408» и. ЗАЗ-966 «Запорожец». «Авто Mail.Ru» попытался выяснить, действительно ли продукция итальянского автопрома была лучше остальных автомобилей-современников.

Ford Taunus 12M

Автомобиль со сложной судьбой. Проект «Кардинал» создавался как ответ «Форда». фольксвагеновскому «Жуку». Машины должны были продаваться и в Европе, и в Америке, но американскую карьеру будущего «Таунуса» на стадии создания зарубил молодой Ли Якокка, а вот европейцам модель рискнули предложить. И не прогадали: к 1970-му своих владельцев нашли 1,4 млн седанов, комби и купе.

Taunus 12M образца 1962 года — это крайне своеобразный «взгляд из-за бугра» на то, каким должен быть бюджетный автомобиль. Двигатель — «половинка» V-образной «восьмёрки» (1,2 л, 40 л.с. и 1,5 л, 50 л.с.), коробка передач — с приводом на рулевой колонке, подвеска — на поперечной рессоре, салон — с цельным диваном впереди. Тем удивительнее, что создатели решились применить передний привод.

Morris 1100

Второе по порядку и значимости гениальное творение Алека Иссигониса — того самого грека, что создал легендарный Mini. Впрочем, седан Morris 1100 образца 1962 года (или проект «ADO16») — это фактически и есть Mini, только ставший сложнее и крупнее. Фирменные передний привод и поперечно расположенный мотор были дополнены просторным трёхобъёмным кузовом, гидропневматической подвеской и дисковыми тормозами. Двигатель — 48-сильный объёмом 1,1 литра.

Благодаря дизайну от Pininfarina и продуманной конструкции, Morris 1100 долгое время оставался самым продаваемым британским автомобилем. Впрочем, к началу семидесятых спрос на семейство начал падать и летом 1974-го выпуск автомобилей проекта «ADO16» пришлось свернуть. К слову, модель также выпускалась под марками Austin, MG, Riley, Wolseley, Vanden Plus, а итальянцы собирали и продавали седанчик как Innocenti.

Если бы советская сторона избрала «Моррис», то англичане смогли бы сразу предложить нам не только седан, но и универсал с фургоном, а также «заряженные» модификации: в гамме имелась 1100-кубовая 55-сильная машина со сдвоенным карбюратором, а в 1966-м появился двигатель объёмом 1,3 литра. Подвели «британца» капиталистическое происхождение и сложная подвеска.

Peugeot 204

Стильная (снова спасибо ателье Pininfarina) и технически продвинутая штучка из Франции располагала полностью независимой подвеской, дисковыми тормозами спереди, передним приводом, а главное — массой модификаций! Седан, универсал, купе, кабриолет, фургон. Представляете, если бы такое разнообразие предлагалось советским гражданам?

Под капотом «двести четвёртого» скрывался расположенный поперечно бензиновый 1,1-литровый двигатель мощностью 53 л.с. Позднее отдачу подняли до 59 л.с., а список модификаций расширили 45-сильным атмосферным дизелем. Из-за широкого салона, мягкой подвески и невысокой стоимости публика тепло приняла Peugeot 204: производство модели продолжалось до 1976 года, а общий тираж составил внушительные 1,6 миллиона экземпляров.

Renault 16

Новаторский Renault 16 раскручивался по современным канонам пиара. Чтобы публика не воскликнула «Что это за кургузый уродец?», в 1963 году французы наполнили автомобильную прессу «шпионскими сообщениями»: дескать, новой семейной моделью станет не седан, а хэтчбек, притом весьма необычной конструкции. В 1964-м были опубликованы первые снимки автомобиля, а живую машину показали только на Женевском автосалоне 1965-го, когда клиентура окончательно созрела.

Новинку нахваливали за прогрессивную конструкцию и передний привод, хорошую динамику и низкий расход (сперва пятидверка оснащалась 54-сильным 1,5-литровым мотором). А уж когда появились мощные версии и 3-ступенчатый автомат. В 1966 году Renault 16 ожидаемо получил титул «Европейский автомобиль года» и мгновенно стал одной из самых продаваемых машин на европейском рынке

Карьера удачной модели длилась аж до 1980 года. К моменту отставки этот переднеприводник успел разойтись двухмиллионным тиражом, чему не помешали, мягко говоря, «забавные» нюансы конструкции: движок располагался позади (!) коробки передач, а колесная база слева была на 70 мм больше, чем справа — из-за задней торсионной подвески.

Skoda 1000 MB

Не просто заднеприводный, а вдобавок заднемоторный седан. Типичный, но притом крайне удачный представитель конструкторской школы пятидесятых, вышел на рынок довольно поздно — в 1965-м. Хотя благодаря концепции «много автомобиля за мало денег» Skoda 1000 MB быстро покорила сердца даже избалованных британских автомобилистов.

При этом конструкция 1000 МВ была простой, но отнюдь не примитивной. Например, четырёхтактный четырёхцилиндровый двигатель литрового объёма (40,5 л.с.) имел алюминиевый блок цилиндров и верхнее расположение распредвала. А кузов? Благодаря каркасно-панельной конструкции, помятые внешние навесные панели, закрепленные на болтах, можно было менять самостоятельно. Даже странно, что чехословацкую модель не выбрали вместо «Фиата»!

Любят одних.

Но вернёмся на Дмитровский полигон. Лучшими по результатам проведённых испытаний оказались Renault и Peugeot. Притом представители НАМИ настаивали, что оптимальным выбором станет именно Renault 16 — французский хэтчбек оказался гораздо прочнее итальянского седана. Также эксперты хвалили крепкую торсионную подвеску и пятидверный кузов.

Однако итоговый выбор кандидата продиктовали внешнеполитические интересы государства — с рекомендацией обратить внимание на итальянские машины вмешался «лично Леонид Ильич». По воспоминаниям инженера Бориса Фиттермана, генсек просто отмахнулся от доклада министра автомобильной промышленности Тарасова: «Вы, товарищ, занимайтесь автомобилями, а мы будем заниматься политикой!»

Историк Денис Орлов, опираясь на воспоминания тогдашнего директора НАМИ, описывает ту же историю несколько иначе. Дескать, когда Тарасов доложил Брежневу, что Renault лучше «Фиата», Леонид Ильич отсёк: «Итальянцы нам ближе, чем французы. Брать будем Fiat». А позже под эту установку подвели и логическое объяснение, которое публично озвучил первый заместитель по производству (позже — генеральный директор) Волжского автозавода Анатолий Житков.

Дальнейшая история всем известна. Cерийный выпуск знаменитой «копейки», седана ВАЗ-2101 по лицензии фирмы Fiat, начался весной 1970 года, а последний универсал ВАЗ-2104, ведущий свою родословную от фиатовской модели 124, покинул конвейер 17 сентября 2012 года. В том вазовском цеху, где несколько десятилетий подряд штамповали «Жигули», сейчас, кроме всего прочего, собирают машины марки Renault. Но это — другое время и другие автомобили.

P.S. СССР не оставил компанию Renault без крупного контракта: в середине шестидесятых французы поставили крупную партию оборудования для будущего Ижевского автозавода.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Как «Fiat» 124 стал «Жигулями»

Критикам отечественного автопрома, которые ругают его за заимствования, зачастую не хватает понимания, насколько сложно не только создать автомобиль с нуля, но даже и сделать «локальную» версию готовой модели, предоставленной партнером. Все знают, что ВАЗ-2101 имеет итальянские корни и является почти точной копией Fiat 124. Ключевое слово здесь именно «почти»!

Доработка иномарки под суровые советские условия отнюдь не ограничивалась заменой шильдиков, как можно было бы подумать. За этим словом стояла многолетняя работа испытателей и инженеров-конструкторов. О превращении Фиата в Жигули можно было бы написать книгу, а в рамках статьи мы приведем несколько интересных фактов из этой истории.

В СССР «дожигулевской» эпохи личный (как тогда говорили – частный) автомобиль был больше экзотикой, чем обыденностью. Дело было не только в цене: эксплуатация автомобиля была сопряжена с немалыми сложностями, а сам он был слишком немассовым для того, чтобы появиться в каждом советском дворе.

В середине шестидесятых годов высшим партийным руководством страны было принято решение по реализации собственного проекта «народного автомобиля», но не советской разработки, а лицензионного. И не потому, что «в стране атома и космоса не было умов»: конкурентоспособная даже «у них» машина благодаря экспорту могла бы помочь стране советов с поступлением таких нужных для экономики валютных средств. Иными словами, проект был задуман с изначальным прицелом «за рубеж».

Fiat 124 (ранняя модификация)

В качестве потенциальных партнеров рассматривали несколько вариантов – в первую очередь из «содружественных» стран. «Копейкой» вполне мог стать Renault 16, но… не договорились.

Вместо Франции выбрали Италию, а именно концерн FIAT, который предложил наиболее выгодные условия. Кроме того, на окончательный выбор зарубежного партнёра повлияли и политические соображения: как метко выразился один генсек СССР, «итальянцы нам ближе, чем французы».

8 августа 1966 года в Москве министр автопрома СССР А. Тарасов и президент FIAT В. Валетта подписали соглашение о сотрудничестве, результатом которого и стал завод-гигант по выпуску легковых автомобилей – лицензионного Fiat 124, ставшего к тому же «Автомобилем 1967 года». Однако предварительное соглашение было подписано раньше – в 1965 году, а его, в свою очередь, предварил приезд в СССР владельца FIAT Джованни Аньелли.

Читайте также  Где находится топливный фильтр на ниве

Новый автомобиль был первопроходцем во всем. Ведь ради него построили завод, который стал градообразующим предприятием, вдохнув в бывший Ставрополь-на-Волге новую жизнь. С 1964 года этот город в Самарской области стал носить фамилию итальянского коммунистического лидера Пальмиро Тольятти. И именно здесь начали возводить советский автогигант, что объяснялось географическим преимуществом расположения города на берегу Волги с точки зрения логистики.

Параллельно с началом строительства завода новенькие Фиаты начали гонять и в хвост и в гриву в разных климатических зонах СССР – от теплого Крыма до холодных регионов Воркуты, а также проверяли автомобили на полигоне.

Уже в самом начале испытаний стало ясно, что просто так в прямом смысле рассыпающийся на русских «автобанах» итальянский неженка на советский конвейер не встанет – требуются серьезные доработки. Например, после нескольких поездок по советским дорогам была обнаружена трещина на крыше в районе центральной стойки, что привело к отрыву стойки от боковины (!). Итальянцы в спешном порядке начали дорабатывать как кузов, так и другие узлы автомобиля, адаптируя его к новым условиям эксплуатации. Модернизированной версии присвоили индекс «R» (Russia).

В процессе усовершенствований советские конструкторы выяснили, что у автомобиля с индексом 124 есть семь или восемь модификаций трансмиссии, отличающиеся характеристиками передаточных чисел и выносливостью. После ряда испытаний было принято решение использовать более прочные синхронизаторы от коробки передач модели 124 Sport. Вероятно, именно поэтому коробка всегда была одной из самых надежных деталей первых Жигулей.

Снаружи отличить истинный Фиат модели 124 от «копейки» легко и просто благодаря дверным ручкам: у итальянского автомобиля они выступающие, «под естественный хват», в то время как у Жигулей – травмобезопасные. Такие ручки, кстати, появились и на поздних модификациях 124-го. Еще одно отличие – более массивные клыки бампера, опять же вполне фиатовские, причем в прямом смысле (на части автомобилей 1970-1971 гг. из-за нехватки комплектующих ставили детали итальянского производства от Фиатов).

В качестве названия для новой советской малолитражки неравнодушные граждане предложили почти 50 000 (!) вариантов. Новорожец, Катюша, Аврора, ВИЛ-100 и даже Директива – каких только идей не было! Однако в качестве окончательной версии было утверждено «географическое» название Жигули. Причем для экспорта его пришлось заменить на более благозвучное «Lada», поскольку иностранцам даже прочитать слово «Жигули» было сложновато. Не говоря уже о том, что этот бесхитростный, казалось бы, советский топоним созвучен слову Gigolo, который на множестве языков мира (включая русский) используется для обозначения, скажем так, мужчин «легкого поведения».

ВАЗ-2101 1970 г. с «фиатовскими» клыками

Самые важные отличия Жигулей от Fiat скрывались внутри. Главное – это «сердце». Двигатель ВАЗ-2101 отличался от «донора» иным межцентровым расстоянием цилиндров и верхним расположением распределительного вала вместо нижнего. Это решение советская делегация «подсмотрела» на испытательных стендах в Италии, хотя сами итальянцы настаивали на устаревшей схеме. Однако советская сторона категорически отвергла «нижний вал». И как показывает мировая практика следующих сорока лет, сделала это правильно. Ведь в дальнейшем распределительный вал перекочевал в головку блока цилиндров абсолютно на всех аналогичных автомобилях.

Справедливости ради стоит заметить, что прогрессивное нововведение первые лет десять стоило немало сил, слез, рублей и нервов владельцам «копеек» – проблему быстро изнашивающихся распределительных валов технологически удалось решить только к 1982 году, а уж психологически… Чтобы лучше понять масштаб бедствия: в семидесятые годы Жигули на стоянке могли вскрыть для того, чтобы украсть распредвал.

Двигатель ВАЗ-2101 с верхним расположением распредвала

Кроме радикальных изменений в моторе, «русский Фиат» также получил увеличенный до 200 мм диаметр накладок сцепления, доработанную коробку передач, усиленную переднюю и модернизированную пятиштанговую заднюю подвески колес. Главное же отличие «копейки» от Фиата в задней части было скрыто под колесными дисками – вместо «легко забрызгиваемых жидкой грязью тормозных дисков» (из отчета испытательной комиссии) применили проверенные временем (и затем проклятые тысячами владельцев) архаичные барабанные тормоза.

Кузов потребовал усиления во многих местах, а также обзавелся непременными атрибутами любого советского автомобиля – отверстием для «кривого стартера» и буксирными проушинами. В итоге общее количество доработок и модернизаций «русского Фиата» достигло цифры 800!

При запуске новой модели конструкторы столкнулись с тем, что в стране попросту не существует подобающих новинке масел и смазок – пришлось совместно с итальянцами разрабатывать советские аналоги на основе итальянской рецептуры. Ведь итальянский «неженка» не мог довольствоваться маслом М8, тормозной жидкостью на основе касторки и водопроводной водой в качестве охлаждающей жидкости. Так «русский Фиат» стал своеобразным локомотивом для развития химической промышленности СССР – по крайней мере, той её отрасли, которая отвечала за автомобильную продукцию.

Модернизированную «копейку» легко отличить по «дырявой» передней панели и отсутствию клыков на бамперах.

Интересная деталь: в процессе испытаний по фиатовской методике Stop&Go с многократными пусками и ездой на полупрогретом двигателе в диапазоне низких температур (до -32..34 по Цельсию в январе-феврале 1969 года в окрестностях Москвы!) было выявлено, что уровень масла в картере всего за неделю повышается на 1,5-2 см из-за попадающего в него бензина из переобогащенной топливовоздушной смеси. К тому же это приводило к смыванию масла со стенок цилиндров, что, в свою очередь, многократно ускоряло износ цилиндропоршневой группы.

В процессе совместной разработки смазки для двигателя оказалось, что… экспериментальные советские образцы оказались лучше зарубежного масла! Поначалу итальянцы даже не поверили и, по легенде, тайком от русских отправили чудо-смазку самолетом в Турин. Оттуда подтвердили: «жигулевское» масло действительно лучше выдержало жесткие испытания Stop&Go. Кроме того, испытания морозом показали, что в доработках нуждаются и чехлы шаровых опор и рулевых тяг, которые теряли эластичность и просто рвались.

Поздний Fiat 124 Special по многим элементам напоминает модификацию 21011

Несмотря на заметные изменения по сравнению с оригиналом, первые ВАЗ-2101 собирали с большим применением импортных деталей, разумеется, итальянского производства. Впоследствии производство все больше «локализовалось», а к 1974 году присутствие итальянцев в Тольятти стало и вовсе неощутимым.

К слову, именно тогда на ВАЗе начали выпускать собственный «фейслифт» ВАЗ-2101 – версию с индексом 21011. Она отличалась как более мощным двигателем объемом 1,3 л, так и некоторыми косметическими изменениями во внешности и интерьере. Причем именно в таком виде модификация 21013 с двигателем 2101 объемом 1,2 л (да-да, тем самым, что встал на конвейер в 1970 году!) выпускалась на ВАЗе аж до 1988 года.

Впрочем, предок 124-го в дальнейшем производился не только в СССР или России: под разными названиями и в самых различных уголках мира бывший Fiat 124 выпускался еще долго, лишь немного «не добрав» до полувекового юбилея в качестве нового автомобиля. Всего же на просторах бывшего СССР разными заводами было изготовлено около 15 миллионов (!) заднеприводных автомобилей, ведущих свою родословную от итальянской малолитражки середины шестидесятых.

Именно благодаря «советской прописке» четырехколесный гражданин мира 124-й модели наряду с Ford T и Volkswagen Kafer стал одним из наиболее массовых автомобилей за всю мировую историю.

ВАЗ-2101 выпуска до 1974 года легко отличить по круглому зеркалу, расположенному на крыле

Испанская «двойка» – Seat 124 Familiare

Premier – «копейка» по-индийски

«Шестёрка» и «семёрка» – самые массовые по выпуску модели на базе Fiat 124.

Как «Fiat» 124 стал «Жигулями»

Мы уже с вами разбирали Какие советские машины пользовались спросом за рубежом, а теперь очень популярная тема, как у нас появились «Жигули»

Критикам отечественного автопрома, которые ругают его за заимствования, зачастую не хватает понимания, насколько сложно не только создать автомобиль с нуля, но даже и сделать «локальную» версию готовой модели, предоставленной партнером. Все знают, что ВАЗ-2101 имеет итальянские корни и является почти точной копией Fiat 124. Ключевое слово здесь именно «почти»!

Доработка иномарки под суровые советские условия отнюдь не ограничивалась заменой шильдиков, как можно было бы подумать. За этим словом стояла многолетняя работа испытателей и инженеров-конструкторов. О превращении Фиата в Жигули можно было бы написать книгу, а в рамках статьи мы приведем несколько интересных фактов из этой истории.

В СССР «дожигулевской» эпохи личный (как тогда говорили – частный) автомобиль был больше экзотикой, чем обыденностью. Дело было не только в цене: эксплуатация автомобиля была сопряжена с немалыми сложностями, а сам он был слишком немассовым для того, чтобы появиться в каждом советском дворе.

В середине шестидесятых годов высшим партийным руководством страны было принято решение по реализации собственного проекта «народного автомобиля», но не советской разработки, а лицензионного. И не потому, что «в стране атома и космоса не было умов»: конкурентоспособная даже «у них» машина благодаря экспорту могла бы помочь стране советов с поступлением таких нужных для экономики валютных средств. Иными словами, проект был задуман с изначальным прицелом «за рубеж».

В качестве потенциальных партнеров рассматривали несколько вариантов – в первую очередь из «содружественных» стран. «Копейкой» вполне мог стать Renault 16, но… не договорились.

Вместо Франции выбрали Италию, а именно концерн FIAT, который предложил наиболее выгодные условия. Кроме того, на окончательный выбор зарубежного партнёра повлияли и политические соображения: как метко выразился один генсек СССР, «итальянцы нам ближе, чем французы».

8 августа 1966 года в Москве министр автопрома СССР А. Тарасов и президент FIAT В. Валетта подписали соглашение о сотрудничестве, результатом которого и стал завод-гигант по выпуску легковых автомобилей – лицензионного Fiat 124, ставшего к тому же «Автомобилем 1967 года». Однако предварительное соглашение было подписано раньше – в 1965 году, а его, в свою очередь, предварил приезд в СССР владельца FIAT Джованни Аньелли.

Читайте также  Подключение кроссовера к динамикам

Новый автомобиль был первопроходцем во всем. Ведь ради него построили завод, который стал градообразующим предприятием, вдохнув в бывший Ставрополь-на-Волге новую жизнь. С 1964 года этот город в Самарской области стал носить фамилию итальянского коммунистического лидера Пальмиро Тольятти. И именно здесь начали возводить советский автогигант, что объяснялось географическим преимуществом расположения города на берегу Волги с точки зрения логистики.

Параллельно с началом строительства завода новенькие Фиаты начали гонять и в хвост и в гриву в разных климатических зонах СССР – от теплого Крыма до холодных регионов Воркуты, а также проверяли автомобили на полигоне.

Уже в самом начале испытаний стало ясно, что просто так в прямом смысле рассыпающийся на русских «автобанах» итальянский неженка на советский конвейер не встанет – требуются серьезные доработки. Например, после нескольких поездок по советским дорогам была обнаружена трещина на крыше в районе центральной стойки, что привело к отрыву стойки от боковины (!). Итальянцы в спешном порядке начали дорабатывать как кузов, так и другие узлы автомобиля, адаптируя его к новым условиям эксплуатации. Модернизированной версии присвоили индекс «R» (Russia).

В процессе усовершенствований советские конструкторы выяснили, что у автомобиля с индексом 124 есть семь или восемь модификаций трансмиссии, отличающиеся характеристиками передаточных чисел и выносливостью. После ряда испытаний было принято решение использовать более прочные синхронизаторы от коробки передач модели 124 Sport. Вероятно, именно поэтому коробка всегда была одной из самых надежных деталей первых Жигулей.

Снаружи отличить истинный Фиат модели 124 от «копейки» легко и просто благодаря дверным ручкам: у итальянского автомобиля они выступающие, «под естественный хват», в то время как у Жигулей – травмобезопасные. Такие ручки, кстати, появились и на поздних модификациях 124-го. Еще одно отличие – более массивные клыки бампера, опять же вполне фиатовские, причем в прямом смысле (на части автомобилей 1970-1971 гг. из-за нехватки комплектующих ставили детали итальянского производства от Фиатов).

В качестве названия для новой советской малолитражки неравнодушные граждане предложили почти 50 000 (!) вариантов. Новорожец, Катюша, Аврора, ВИЛ-100 и даже Директива – каких только идей не было! Однако в качестве окончательной версии было утверждено «географическое» название Жигули. Причем для экспорта его пришлось заменить на более благозвучное «Lada», поскольку иностранцам даже прочитать слово «Жигули» было сложновато. Не говоря уже о том, что этот бесхитростный, казалось бы, советский топоним созвучен слову Gigolo, который на множестве языков мира (включая русский) используется для обозначения, скажем так, мужчин «легкого поведения».

Самые важные отличия Жигулей от Fiat скрывались внутри. Главное – это «сердце». Двигатель ВАЗ-2101 отличался от «донора» иным межцентровым расстоянием цилиндров и верхним расположением распределительного вала вместо нижнего. Это решение советская делегация «подсмотрела» на испытательных стендах в Италии, хотя сами итальянцы настаивали на устаревшей схеме. Однако советская сторона категорически отвергла «нижний вал». И как показывает мировая практика следующих сорока лет, сделала это правильно. Ведь в дальнейшем распределительный вал перекочевал в головку блока цилиндров абсолютно на всех аналогичных автомобилях.

Справедливости ради стоит заметить, что прогрессивное нововведение первые лет десять стоило немало сил, слез, рублей и нервов владельцам «копеек» – проблему быстро изнашивающихся распределительных валов технологически удалось решить только к 1982 году, а уж психологически… Чтобы лучше понять масштаб бедствия: в семидесятые годы Жигули на стоянке могли вскрыть для того, чтобы украсть распредвал.

Кроме радикальных изменений в моторе, «русский Фиат» также получил увеличенный до 200 мм диаметр накладок сцепления, доработанную коробку передач, усиленную переднюю и модернизированную пятиштанговую заднюю подвески колес. Главное же отличие «копейки» от Фиата в задней части было скрыто под колесными дисками – вместо «легко забрызгиваемых жидкой грязью тормозных дисков» (из отчета испытательной комиссии) применили проверенные временем (и затем проклятые тысячами владельцев) архаичные барабанные тормоза.

Кузов потребовал усиления во многих местах, а также обзавелся непременными атрибутами любого советского автомобиля – отверстием для «кривого стартера» и буксирными проушинами. В итоге общее количество доработок и модернизаций «русского Фиата» достигло цифры 800!

При запуске новой модели конструкторы столкнулись с тем, что в стране попросту не существует подобающих новинке масел и смазок – пришлось совместно с итальянцами разрабатывать советские аналоги на основе итальянской рецептуры. Ведь итальянский «неженка» не мог довольствоваться маслом М8, тормозной жидкостью на основе касторки и водопроводной водой в качестве охлаждающей жидкости. Так «русский Фиат» стал своеобразным локомотивом для развития химической промышленности СССР – по крайней мере, той её отрасли, которая отвечала за автомобильную продукцию.

Интересная деталь: в процессе испытаний по фиатовской методике Stop&Go с многократными пусками и ездой на полупрогретом двигателе в диапазоне низких температур (до -32..34 по Цельсию в январе-феврале 1969 года в окрестностях Москвы!) было выявлено, что уровень масла в картере всего за неделю повышается на 1,5-2 см из-за попадающего в него бензина из переобогащенной топливовоздушной смеси. К тому же это приводило к смыванию масла со стенок цилиндров, что, в свою очередь, многократно ускоряло износ цилиндропоршневой группы.

В процессе совместной разработки смазки для двигателя оказалось, что… экспериментальные советские образцы оказались лучше зарубежного масла! Поначалу итальянцы даже не поверили и, по легенде, тайком от русских отправили чудо-смазку самолетом в Турин. Оттуда подтвердили: «жигулевское» масло действительно лучше выдержало жесткие испытания Stop&Go. Кроме того, испытания морозом показали, что в доработках нуждаются и чехлы шаровых опор и рулевых тяг, которые теряли эластичность и просто рвались.

Несмотря на заметные изменения по сравнению с оригиналом, первые ВАЗ-2101 собирали с большим применением импортных деталей, разумеется, итальянского производства. Впоследствии производство все больше «локализовалось», а к 1974 году присутствие итальянцев в Тольятти стало и вовсе неощутимым.

К слову, именно тогда на ВАЗе начали выпускать собственный «фейслифт» ВАЗ-2101 – версию с индексом 21011. Она отличалась как более мощным двигателем объемом 1,3 л, так и некоторыми косметическими изменениями во внешности и интерьере. Причем именно в таком виде модификация 21013 с двигателем 2101 объемом 1,2 л (да-да, тем самым, что встал на конвейер в 1970 году!) выпускалась на ВАЗе аж до 1988 года.

Впрочем, предок 124-го в дальнейшем производился не только в СССР или России: под разными названиями и в самых различных уголках мира бывший Fiat 124 выпускался еще долго, лишь немного «не добрав» до полувекового юбилея в качестве нового автомобиля. Всего же на просторах бывшего СССР разными заводами было изготовлено около 15 миллионов (!) заднеприводных автомобилей, ведущих свою родословную от итальянской малолитражки середины шестидесятых.

Именно благодаря «советской прописке» четырехколесный гражданин мира 124-й модели наряду с Ford T и Volkswagen Kafer стал одним из наиболее массовых автомобилей за всю мировую историю.

Как «Fiat» 124 стал «Жигулями»

Мы уже с вами разбирали Какие советские машины пользовались спросом за рубежом, а теперь очень популярная тема, как у нас появились «Жигули»

Критикам отечественного автопрома, которые ругают его за заимствования, зачастую не хватает понимания, насколько сложно не только создать автомобиль с нуля, но даже и сделать «локальную» версию готовой модели, предоставленной партнером. Все знают, что ВАЗ-2101 имеет итальянские корни и является почти точной копией Fiat 124. Ключевое слово здесь именно «почти»!

Доработка иномарки под суровые советские условия отнюдь не ограничивалась заменой шильдиков, как можно было бы подумать. За этим словом стояла многолетняя работа испытателей и инженеров-конструкторов. О превращении Фиата в Жигули можно было бы написать книгу, а в рамках статьи мы приведем несколько интересных фактов из этой истории.

В СССР «дожигулевской» эпохи личный (как тогда говорили – частный) автомобиль был больше экзотикой, чем обыденностью. Дело было не только в цене: эксплуатация автомобиля была сопряжена с немалыми сложностями, а сам он был слишком немассовым для того, чтобы появиться в каждом советском дворе.

В середине шестидесятых годов высшим партийным руководством страны было принято решение по реализации собственного проекта «народного автомобиля», но не советской разработки, а лицензионного. И не потому, что «в стране атома и космоса не было умов»: конкурентоспособная даже «у них» машина благодаря экспорту могла бы помочь стране советов с поступлением таких нужных для экономики валютных средств. Иными словами, проект был задуман с изначальным прицелом «за рубеж».

Fiat 124 (ранняя модификация)

Вместо Франции выбрали Италию, а именно концерн FIAT, который предложил наиболее выгодные условия. Кроме того, на окончательный выбор зарубежного партнёра повлияли и политические соображения: как метко выразился один генсек СССР, «итальянцы нам ближе, чем французы».

8 августа 1966 года в Москве министр автопрома СССР А. Тарасов и президент FIAT В. Валетта подписали соглашение о сотрудничестве, результатом которого и стал завод-гигант по выпуску легковых автомобилей – лицензионного Fiat 124, ставшего к тому же «Автомобилем 1967 года». Однако предварительное соглашение было подписано раньше – в 1965 году, а его, в свою очередь, предварил приезд в СССР владельца FIAT Джованни Аньелли.

Новый автомобиль был первопроходцем во всем. Ведь ради него построили завод, который стал градообразующим предприятием, вдохнув в бывший Ставрополь-на-Волге новую жизнь. С 1964 года этот город в Самарской области стал носить фамилию итальянского коммунистического лидера Пальмиро Тольятти. И именно здесь начали возводить советский автогигант, что объяснялось географическим преимуществом расположения города на берегу Волги с точки зрения логистики.

Читайте также  Оцинковка и покраска кузова Лада Веста

Параллельно с началом строительства завода новенькие Фиаты начали гонять и в хвост и в гриву в разных климатических зонах СССР – от теплого Крыма до холодных регионов Воркуты, а также проверяли автомобили на полигоне.

В процессе усовершенствований советские конструкторы выяснили, что у автомобиля с индексом 124 есть семь или восемь модификаций трансмиссии, отличающиеся характеристиками передаточных чисел и выносливостью. После ряда испытаний было принято решение использовать более прочные синхронизаторы от коробки передач модели 124 Sport. Вероятно, именно поэтому коробка всегда была одной из самых надежных деталей первых Жигулей.

Снаружи отличить истинный Фиат модели 124 от «копейки» легко и просто благодаря дверным ручкам: у итальянского автомобиля они выступающие, «под естественный хват», в то время как у Жигулей – травмобезопасные. Такие ручки, кстати, появились и на поздних модификациях 124-го. Еще одно отличие – более массивные клыки бампера, опять же вполне фиатовские, причем в прямом смысле (на части автомобилей 1970-1971 гг. из-за нехватки комплектующих ставили детали итальянского производства от Фиатов).

АВТОКЛУБ

ВАЗ-2101 «Жигули» — это переработанный Fiat-124. Хотя вместо итальянского авто первенцем марки Lada имели шансы стать французский хэтчбек или английский седан!

АвтоВАЗ отмечает своё 50-летие: 20 июля 1966 года вышло Постановление правительства СССР, которое предписывало начать строительство нового автозавода мощностью 660 тысяч автомобилей. Площадкой для возведения будущего автогиганта стал город Тольятти, помимо которого рассматривались Ярославль, Белгород, Горький, а также украинские Бровары и белорусский Минск.

Но здесь важнее даже не место… Почему вообще правительство СССР вдруг решило построить полностью новый завод, который бы выпускал радикально новую модель автомобиля? В шестидесятых зарплаты трудящихся начали массово оседать под матрасами, и чтобы оживить экономику, власти задумались над выпуском дорогостоящего, но притом массового и качественного товара, способного привлечь граждан.

Этим товаром стал легковой автомобиль ВАЗ-2101, вдобавок выступивший локомотивом для застоявшейся советской промышленности. Это «копейка» заставила освоить выпуск современных антифриза, тормозной жидкости, масел и радиальных покрышек. Даже массовое производство высокооктанового бензина — заслуга «Жигулей»! Точнее, Fiat 124 — не секрет, что именно этот итальянский седан выступил прообразом будущего вазовского первенца.

А могло ли быть иначе? Могло! Известно, что, помимо фиатовских седанов, испытания на Дмитровском полигоне также проходили семь других машин: Ford Taunus 12M, Morris 1100, Peugeot 204, Renault 16 и Skoda 1000 MB. Компанию заграничной технике составили советские «Москвич-408» и… ЗАЗ-966 «Запорожец». «Авто Mail.Ru» попытался выяснить, действительно ли продукция итальянского автопрома была лучше остальных автомобилей-современников.

Ford Taunus 12M

Автомобиль со сложной судьбой. Проект «Кардинал» создавался как ответ «Форда»… фольксвагеновскому «Жуку». Машины должны были продаваться и в Европе, и в Америке, но американскую карьеру будущего «Таунуса» на стадии создания зарубил молодой Ли Якокка, а вот европейцам модель рискнули предложить. И не прогадали: к 1970-му своих владельцев нашли 1,4 млн седанов, комби и купе.

Taunus 12M образца 1962 года — это крайне своеобразный «взгляд из-за бугра» на то, каким должен быть бюджетный автомобиль. Двигатель — «половинка» V-образной «восьмёрки» (1,2 л, 40 л.с. и 1,5 л, 50 л.с.), коробка передач — с приводом на рулевой колонке, подвеска — на поперечной рессоре, салон — с цельным диваном впереди… Тем удивительнее, что создатели решились применить передний привод.

Morris 1100

Второе по порядку и значимости гениальное творение Алека Иссигониса — того самого грека, что создал легендарный Mini. Впрочем, седан Morris 1100 образца 1962 года (или проект «ADO16») — это фактически и есть Mini, только ставший сложнее и крупнее. Фирменные передний привод и поперечно расположенный мотор были дополнены просторным трёхобъёмным кузовом, гидропневматической подвеской и дисковыми тормозами. Двигатель — 48-сильный объёмом 1,1 литра.

На этом рекламном снимке Morris 1100 вполне могли оказаться не британские леди и джентльмены, а советские граждане и гражданки

Благодаря дизайну от Pininfarina и продуманной конструкции, Morris 1100 долгое время оставался самым продаваемым британским автомобилем. Впрочем, к началу семидесятых спрос на семейство начал падать и летом 1974-го выпуск автомобилей проекта «ADO16» пришлось свернуть. К слову, модель также выпускалась под марками Austin, MG, Riley, Wolseley, Vanden Plus, а итальянцы собирали и продавали седанчик как Innocenti.

Если бы советская сторона избрала «Моррис», то англичане смогли бы сразу предложить нам не только седан, но и универсал с фургоном, а также «заряженные» модификации: в гамме имелась 1100-кубовая 55-сильная машина со сдвоенным карбюратором, а в 1966-м появился двигатель объёмом 1,3 литра. Подвели «британца» капиталистическое происхождение и сложная подвеска.

Peugeot 204

Стильная (снова спасибо ателье Pininfarina) и технически продвинутая штучка из Франции располагала полностью независимой подвеской, дисковыми тормозами спереди, передним приводом, а главное — массой модификаций! Седан, универсал, купе, кабриолет, фургон… Представляете, если бы такое разнообразие предлагалось советским гражданам?

Выбери советская сторона не Fiat, а Peugeot, и марке Lada пришлось бы преодолевать на один эволюционный виток меньше: у модели 204 были и передний привод, и поперечный мотор…

Под капотом «двести четвёртого» скрывался расположенный поперечно бензиновый 1,1-литровый двигатель мощностью 53 л.с. Позднее отдачу подняли до 59 л.с., а список модификаций расширили 45-сильным атмосферным дизелем. Из-за широкого салона, мягкой подвески и невысокой стоимости публика тепло приняла Peugeot 204: производство модели продолжалось до 1976 года, а общий тираж составил внушительные 1,6 миллиона экземпляров.

Renault 16

Новаторский Renault 16 раскручивался по современным канонам пиара. Чтобы публика не воскликнула «Что это за кургузый уродец?», в 1963 году французы наполнили автомобильную прессу «шпионскими сообщениями»: дескать, новой семейной моделью станет не седан, а хэтчбек, притом весьма необычной конструкции. В 1964-м были опубликованы первые снимки автомобиля, а живую машину показали только на Женевском автосалоне 1965-го, когда клиентура окончательно созрела.

Инженерам из НАМИ Renault очень понравился, даже несмотря на неоптимальную развесовку (передок оказался разгруженным из-за смещённого назад мотора) и разную по бортам колёсную базу

Новинку нахваливали за прогрессивную конструкцию и передний привод, хорошую динамику и низкий расход (сперва пятидверка оснащалась 54-сильным 1,5-литровым мотором). А уж когда появились мощные версии и 3-ступенчатый автомат… В 1966 году Renault 16 ожидаемо получил титул «Европейский автомобиль года» и мгновенно стал одной из самых продаваемых машин на европейском рынке

Карьера удачной модели длилась аж до 1980 года. К моменту отставки этот переднеприводник успел разойтись двухмиллионным тиражом, чему не помешали, мягко говоря, «забавные» нюансы конструкции: движок располагался позади (!) коробки передач, а колесная база слева была на 70 мм больше, чем справа — из-за задней торсионной подвески.

Skoda 1000 MB

Не просто заднеприводный, а вдобавок заднемоторный седан. Типичный, но притом крайне удачный представитель конструкторской школы пятидесятых, вышел на рынок довольно поздно — в 1965-м. Хотя благодаря концепции «много автомобиля за мало денег» Skoda 1000 MB быстро покорила сердца даже избалованных британских автомобилистов.

Называть «эмбечку», как именуют Skoda 1000 MB на родине, «чехословацким “Запорожцем”» неверно: это довольно совершенный технически автомобиль

При этом конструкция 1000 МВ была простой, но отнюдь не примитивной. Например, четырёхтактный четырёхцилиндровый двигатель литрового объёма (40,5 л.с.) имел алюминиевый блок цилиндров и верхнее расположение распредвала. А кузов? Благодаря каркасно-панельной конструкции, помятые внешние навесные панели, закрепленные на болтах, можно было менять самостоятельно. Даже странно, что чехословацкую модель не выбрали вместо «Фиата»!

Любят одних…

Но вернёмся на Дмитровский полигон. Лучшими по результатам проведённых испытаний оказались Renault и Peugeot. Притом представители НАМИ настаивали, что оптимальным выбором станет именно Renault 16 — французский хэтчбек оказался гораздо прочнее итальянского седана. Также эксперты хвалили крепкую торсионную подвеску и пятидверный кузов…

Однако итоговый выбор кандидата продиктовали внешнеполитические интересы государства — с рекомендацией обратить внимание на итальянские машины вмешался «лично Леонид Ильич». По воспоминаниям инженера Бориса Фиттермана, генсек просто отмахнулся от доклада министра автомобильной промышленности Тарасова: «Вы, товарищ, занимайтесь автомобилями, а мы будем заниматься политикой!»

Историк Денис Орлов, опираясь на воспоминания тогдашнего директора НАМИ, описывает ту же историю несколько иначе. Дескать, когда Тарасов доложил Брежневу, что Renault лучше «Фиата», Леонид Ильич отсёк: «Итальянцы нам ближе, чем французы. Брать будем Fiat». А позже под эту установку подвели и логическое объяснение, которое публично озвучил первый заместитель по производству (позже — генеральный директор) Волжского автозавода Анатолий Житков.

«Мы сравнили Fiat, Peugeot и Renault — технологию последних нам пришлось бы переработать коренным образом: она была рассчитана на меньший выпуск» —

Дальнейшая история всем известна. Cерийный выпуск знаменитой «копейки», седана ВАЗ-2101 по лицензии фирмы Fiat, начался весной 1970 года, а последний универсал ВАЗ-2104, ведущий свою родословную от фиатовской модели 124, покинул конвейер 17 сентября 2012 года. В том вазовском цеху, где несколько десятилетий подряд штамповали «Жигули», сейчас, кроме всего прочего, собирают машины марки Renault. Но это — другое время и другие автомобили.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: